Мобильная версия портала
Полная версия

История одной аферы

Почему?

Вряд ли кто-то возьмет на себя смелость утверждать, почему именно в банковской системе молодой Российской Федерации оказалась незамеченной огромная брешь. Несмотря на то что с тех событий прошло 20 лет, следы заметены со всей тщательностью – впрочем, и тогда, в 1990-х годах, следователи приходили к позитивным результатам (то есть к раскрытию преступления) нечасто.

По самой распространенной версии, лазейка стала возможной из-за банального недосмотра: скорый переход российской банковской системы на американские «рельсы» повлек за собой неизбежные огрехи. Рассчитанная на оперативность западная система в российских реалиях оказалась неповоротливой, и отдельные операции обслуживались в течение месяцев. Именно этим и воспользовались мошенники: пока информация блуждала между банками, средства по подложным авизо успешно снимались и осваивались.

По другой версии, лазейка в банковской системе была оставлена неслучайно: будто бы после развала СССР через нее выводили партийные деньги, и выводили как можно дальше – для начала на Северный Кавказ. Таким образом, можно предположить, что те, кто снимал и обналичивал средства КПСС, сами подсказали мошенникам, каким образом это можно делать, какие документы для этого нужны и т.п. Недаром следователи, ведшие впоследствии дела о махинациях с авизо, отмечали тщательность разработки преступных схем и виртуозность их исполнения.

Что и кто?

Классическая преступная схема, рассчитанная на ввод в оборот подложного авизо, прежде всего требовала детальной проработки, но главным фактором, влияющим на успех всей операции, являлся подбор пособников. На каждом этапе подготовки организаторам нужны были проверенные люди, исполняющие мелкие и крупные поручения, например, изготовление или приобретение бланков банковских авизо (соответственно, работник типографии или финансового учреждения); составление пакета документов, подтверждающих наличие зафиксированного в авизо платежа и соответственного движения товарно-материальных средств (банковский работник или бухгалтер); отправление подложного авизо с телетайпного или телеграфного аппарата (сотрудник почты или крупного государственного учреждения) и т.п.

Особую ценность для преступников представляли, конечно же, банковские сотрудники, которые имели возможность сопровождать каждый этап подготовки и исполнения преступной схемы. Ради этого на нужные места внедрялись нужные люди или же тратились немалые деньги на вербовку уже работающих клерков. Таким образом, в «разработку» входили банки, где имелись доверенные люди, способные передавать злоумышленникам нужную информацию. Помимо передачи бланков и помощи в составлении документов, работники банка должны были сообщать коды и шифры, копировать рисунки печатей банков и т.п., а затем – контролировать момент принятия банком авизо и в случае необходимости подтвердить его заранее подготовленными документами.

Безусловно, вышеперечисленные операции совершали достаточно компетентные сотрудники, по своим профессиональным обязанностям имевшие доступ к различным банковским структурам. Один такой осведомленный сотрудник мог держать под контролем весь процесс прохождения махинации.

Каким образом?

Суд над первыми обвиняемыми в хищении средств из государственного банка состоялся в июне 1993 г. Банда во главе с уроженцем села Ачхой-Мартан Чечено-Ингушской АССР Лом-Али Гайтукаевым воспользовалась неразберихой, царившей и в стране, и в банковской системе в частности, и получила по фальшивым авизо сотни миллионов рублей.

Афера стала возможной благодаря сообщникам Гайтукаева: внештатному сотруднику Восточно-Сибирского банка ЦБ Владимиру Новикову и Норику Месуняну, являвшимся посредником между Гайтукаевым и Новиковым. Задача Месуняна заключалась в передаче подложных авизо Новикову, а тот, в свою очередь, в соответствии со своими служебными обязанностями по поиску клиентуры, убеждал руководство банка в надежности перевода и в безопасности обналичивания средств. Для прикрытия Гайтукаевым, к тому времени оформившим себе греческое гражданство, было создано российско-австрийское совместное предприятие, от имени которого и создавались авизовки.

Преступники были прекрасно осведомлены о тонкостях прохождения внутрибанковской документации и, в частности, о самом слабом звене, благодаря которому и стала возможной вся махинация, – авизовки в расчетно-кассовый центр (РКЦ) Центробанка доставлялись не спецпочтой, как положено, а как бог на душу положит – по обычной почте, телетайпом, факсом, курьером… И естественно, что факс или письмо в конверте не имели грифа секретности или какой бы то ни было системы защиты, а сверка авизо между пунктами отправки и получения в 1992 г. не осуществлялась – данное указание Центробанка о проверке суммы по поступающим авизо появилось позже.

Прежде чем мошенники были задержаны, ими были присвоены огромные суммы, причем в планах Гайтукаева было рискнуть провести еще одно авизо на миллиард рублей. Обналиченных денег было уже так много, что хранить их пришлось в 10-тонном морском контейнере, стоявшем безо всякой охраны в одном из московских дворов. Остановить дальнейшие планы мошенников помог случай: Лом-Али Гайтукаев был задержан в гостинице «Интурист» сотрудниками отдела по борьбе с незаконным оборотом наркотиков. При нем оказался пакет с тремя млн рублей в упаковке одного из московских банков, а при обысках по контактным адресам Гайтукаева были обнаружены большие суммы денег в таких же банковских упаковках, и именно отсюда правоохранительные органы смогли проследить всю цепь действий аферистов. Дело было передано в отдел по борьбе с экономическими преступлениями.

Гайтукаев, Месунян и Новиков категорически отрицали свою вину, улик не хватало, и мошенников едва не выпустили на свободу. Вмешался опять же случай: в отделе по борьбе с незаконным оборотом наркотиков обнаружились новые обстоятельства: расшифровки записей телефонных переговоров членов банды Гайтукаева. Для отдела по борьбе с наркотиками ценной информации они не несли, а вот ОБЭП получил из них неопровержимые улики, и под их тяжестью обвиняемые начали давать показания.

Так и не признав своей вины, Лом-Али Гайтукаев был приговорен к семи годам лишения свободы с конфискацией имущества, после освобождения снова занялся привычными делами, опять был осужден… Но печальнее всех сложилась судьба того самого сотрудника Восточно-Сибирского банка Владимира Новикова, который в погоне за быстрыми деньгами согласился помогать преступникам: он скончался в следственном изоляторе, не дожив до суда.

Результат

Начавшись в 1992 г., аферы с подложными авизо продолжались несколько лет, пока потери государства наконец не достигли таких размеров, что не заметить их было уже невозможно. Контрольно-ревизионное управление Минфина провело ревизию и сделало вывод, что причиной колоссальных потерь (более четырех трлн рублей) стала недостаточная проработка нормативной базы, в частности, порядок взаимодействия между банками и расчетно-кассовым центром Центробанка. Первыми действиями, призванными устранить прореху в государственной банковской системе, стали указания обращать особое внимание на точность передачи букв в кодированных словах и необходимость немедленного запроса при обнаружении сомнительных слов в сообщении.

Но по-настоящему действенная мера вступила в силу в августе 1992 г., когда на вооружение Центробанка поступил разработанный научно-производственным предприятием «Анкорт» ряд шифраторов для криптографической защиты банковских документов, а также вступила в действие система генерации защищенного обмена ключевой информации. Силами «Анкорта» в сжатые сроки были обучены работе с шифраторами около шести тыс. сотрудников всех подразделений ЦБ.

За достаточно короткое время предпринятые меры возымели должное воздействие, и, хотя в течение нескольких лет мошенниками еще совершались попытки присвоить государственные средства, они чаще всего вовремя пресекались. В результате новая система защиты от подложных авизо доказала свою эффективность, и к 1996 г. преступления такого рода практически прекратились.

Опубликовано: 18 апреля 2013 в 11:20

Микро-атаки: Новая схема мошенничества

Пять методов оценки работы сотрудников службы безопасности

Методики психологического тестирования персонала